В Орле уже не первый год в рейды выезжают не только экипажи ДПС, но и гражданские машины. Это активисты, которые пресекают и снимают нарушения ПДД, которые совершают сами инспекторы. Помимо этого активисты LiveSDA фиксируют все разговоры с сотрудниками ГИБДД. Откуда появилось это сообщество, какие цели оно преследует, какие плоды уже принесло? Об этом корреспондент «Орловских новостей» поговорил с создателем группы LiveSDA Орел Дмитрием Смирновым.

- Какую цель вы хотите достичь? Зачем рейды проводите?

- Нам не нравится, как патрульные инспекторы в Орле службу несут. Они нарушают ПДД, не пристегиваются, разговаривают на ходу по телефону, стоят на перекрестках без мигалок. Даже начальство также ездит. Мы поэтому ролики снимаем, спрашиваем у них – как так? Я еду за ним – он для меня примером должен быть. А еще обидно, что люди с высшим юридическим образованием, которые должны нас с вами охранять и оберегать покой, по сути этого не делают, а многие из них вообще ничего не знают. Это обидно и вызывает даже ошеломление. Ну как так? Полицейский носит погоны, а элементарные вещи не знает. Своими знаниями он не пользуется, а если пользуется – то не в тех целях, которые законом предусмотрены.

- Откуда вообще возникла идея начать такую общественную деятельность?

- Я не раз сам сталкивался с беззаконием. Плюс я в принципе люблю поспорить с кем-нибудь. Мне стало известно, что просто так нельзя остановить человека и требовать у него документов. Или они по-своему начинают интерпретировать закон, в свою пользу. Мне это показалось несправедливым. И таких людей много. И нас становится больше. Если вместе собираться и пытаться что-то изменить, то шансы есть.

- Когда стали снимать первые ролики?

- У меня лет 5 назад был канал на YouTube, выкладывал видео для себя. Туда начал выкладывать и видео общения с инспекторами. Получилось, что они стали набирать неплохие просмотры.  Мне стало понятно, что люди это смотрят и хотят смотреть. Создал новый канал я уже в 2013 году.  Туда я заливал ролики только общения с полицией и ДПС. Потом появилась группа в социальных сетях. Люди начали описывать свои проблемы. Затем я как-то выехал в магазин, но решил по городу прокатиться. Так возникла идея рейдов. Теперь раз –два  раза в неделю мы собираемся, лучше конечно по выходным. В это время в городе больше полицейских. Катаемся, интересно получается.

- Как проходит рейд? Вы нарушаете? Или просто ждете, когда вас остановят?

- Мы провоцируем. Я не считаю, что это ужасно. Я погоны не ношу, значит, мне это делать можно. Мы стараемся не нарушать, конечно, в рамках возможного. Все мы люди. Бывают моменты, когда мы не нарушаем, но на субъективный взгляд инспекторов – в наших действиях нарушения есть. Это, конечно, самое интересное.

- Сколько активистов пополняли ваши ряды? Кто эти люди?

- На данный момент все активисты – это мои друзья. Изначально это были подписчики, которые писали, мы с ними общались, потом они стали с нами выезжать на рейдовые мероприятия. Уже в Орле человек 10, это постоянные люди, в которых я уверен, которые сами в себе уверены, что самое главное. Они неплохо знают закон и с полицейскими способны грамотно общаться. Но у нас самая большая проблема в том, что люди не хотят  тратить свое время на общение с гаишниками. Типа, почему сразу нельзя показать документы. Мне не жалко для инспектора 15-20 минут. Мне хочется, чтобы все было по закону. Я если сел за руль, значит, у меня есть права, страховка, аптечка, огнетушитель. Почему же меня останавливают?

- То есть вы не предоставляете инспектору ГИБДД свои документы?

- Вы знаете, очень тонкая грань. На самом деле лучше показать. Если есть понимание того, что ситуация находится на пределе, лучше показать. Иначе далее будет разбитое стекло, асфальт – руки за спиной. И в 90% случаев суды будут на их стороне. Можно до какой-то грани пытаться не передавать документы, но это не стоит того, чтобы потом оказаться, например, лицом в снегу.

- Какие правила общения с инспекторами ДПС вы для себя выработали?

- Главное, это спокойствие, причем всех инспекторов это дико раздражает. Те, кто с опытом, они неплохие психологи. И если человек начинает нервничать или вести себя неадекватно, он это понимает и начинает давить. Спокойствие и улыбка. А дальнейшие действия просты – я могу выйти из машины, показать багажник, но только если на это будут законные основания. Если операция какая- то, вот, пожалуйста, документы, нужен им мой багажник – пожалуйста, предъявите протокол досмотра. А то, что без документов они придумывают – это липа. Я естественно выполнять это отказываюсь.

- Неужели вам не встречались вежливые сотрудники ГИБДД?

- Как ни странно, самый грамотный гаишник – это тот, кто только выпустился. Они при остановке представляются, все говорят, все объясняют причины. Крайне вежливы. А потом спустя год-два они знают пункт 2.1.1,  который обязывает предъявить документы и статью 19.3 кодекса, которая предусматривает ответственность за неповиновение сотруднику полиции. Чем старше гаишник, тем он страшнее. Они чувствуют полную безнаказанность. Они знают, что есть система, которая работает на их стороне. Есть система судебная, которая работает также на их стороне.

- Всегда ли ваши рейды направлены против инспекторов ГИБДД?

- Раньше мы часто ловили «пьянь». Мы эти ролики теперь стараемся не выкладывать. На самом деле сомнительный контент. Зачастую мы просто ездим, находим, сдаем их. Я считаю, что это обязанность каждого водителя. Пьяный человек за рулем – это потенциальный убийца.

- Знаю, что вы часто пишите письма на сайт ГИБДД, лично начальнику Коршунову. Как часто результат оказывается на вашей стороне?

- Очень редко. В нашу сторону рассматриваются жалобы на сотрудников в тех случаях, если за их нарушение не предусмотрена материальная ответственность. Ну, например, предупреждение. Тогда возможно, что нам ответят, что его привлекли к ответственности, и я думаю, что это будет предупреждение. Если предусмотрен какой-то штраф за нарушение – то нам 100% отказ. Сейчас мы готовим материал один интересный по камере, которая расположена на перекрестке Генерала Родина и Веселая. Люди получают штрафы за выезд на полосу встречного движения. Но у нас есть доказательства, что автомобиль патрульный выехал там также на встречку. Но нам пришел отказ.

- То есть вы считаете, что ГИБДД в Орле работает плохо?

- Плохо. Зачастую цена человеческой жизни – это постановления. Я понимаю, их там заставляют, наверное, есть план, который нужно делать. Сегодня, грубо говоря, 7 протоколов нужно написать, иначе завтра во вторую смену пойдешь работать. Я знаю, как у них все устроено. Но важно, что не страшны гаишники, страшна система. И самих гаишников портит система. Но мы не можем влиять на систему, поэтому мы воздействуем на исполнителей системы, на патрульных инспекторов. Ну, написал он за квартал 50 пешеходов, а надо 100. Это значит люди стали меньше нарушать. А им говорят, что они стали плохо работать. Вот это страшно.

- Вы плоды своей деятельности уже заметили?

- Отчасти. Польза одна – люди ролики смотрят и пытаются вести себя также. А в отношении инспекторов… Грамотнее и правильнее стали вести себя те, кто нас знает. А нас и наши машины они уже знают. Но мы смотрим, как они работают, когда мы не за рулем, например, сидим в незнакомой машине. Общение меняется кардинально. Они начинают давить, пугать. Нам сейчас стало труднее искать неизвестные автомобили для рейдов. Нам пока удается найти «свежую кровь».