В Железнодорожном районном суде Орла на финальную стадию вышел судебный процесс по уголовному делу в отношении владельца агрохолдинга «Орловская нива» Сергея Будагова, обвиняемого в даче взятки начальнику департамента госимущества и землепользования Андрею Синягову. 11 января суд исследовал видеозапись очной ставки между бизнесменом и чиновником, а также повторно допросил последнего. Синягов, в частности, рассказал новые подробности сделки по приватизации агрохолдинга и уточнил свои показания о получении взятки. Будагов отверг обвинения и назвал чиновника «куском кометы из созвездия Зла». Прокуратура дважды пыталась выдворить прессу с заседания, в том числе под предлогом допроса сотрудника ФСБ. Подробности в репортаже корреспондента «Орловских новостей».

- Сегодня я расскажу кое-что интересное, - поделился с журналистами в коридоре суда начальник департамента имущества Андрей Синягов. Ему предстояло выступить свидетелем в этом процессе уже во второй раз. Когда журналисты прошли в зал, чиновник остался, чтобы дождаться приглашения, как предполагается регламентом.

- Ваша честь, у меня ходатайство, - взяла слово гособвинитель Ирина Крючкина. Она в очередной раз просила суд повлиять на журналистов, чтобы те не освещали подробно ход судебного процесса, а после предложила и вовсе закрыть заседание, чтобы исследовать видеозапись очной ставки. Однако ни адвокат Будагова, ни сам Будагов, ни приглашенный в зал Синягов не поддержали прокурора, а суд отклонил ходатайство.

Зачитав протокол очной ставки, гособвинитель запустила видео. В течение десяти минут на нем выясняют отношения и соревнуются в знании уголовно-процессуального законодательства адвокат Николай Малыгин и следователь СК Черных. Малыгин просит следователя поставить камеру так, чтобы в кадре находились и обвиняемый, и свидетель. Черных предлагает адвокату присоединиться – встать за своим подзащитным. «Я тут постою, у стеночки», - сурово отвечает Малыгин.

- Вы знаете этого человека? – интересуется следователь у крупного мужчины в джинсах и голубой тенниске.

- Да, - отвечает Будагов, - Этот человек очень хорошо знает уголовно-процессуальный кодекс, но вообще не знает свое дело. Никаких претензий к нему у меня нет.

- А как его зовут?

- Андрей Абрамович.

- А фамилия? – уточнил следователь.

- Синягов.

Андрей Синягов, так же в тенниске, бежевого цвета, рассказал, как он познакомился с Будаговым, как проходило их общение и как в коридоре департамента тот предложил ему взятку в размере 5 миллионов рублей.

- Вы подтверждаете эти показания? – спросил у обвиняемого следователь Черных.

 Будагов ответил отказом. Он заявил, что деньги чиновнику не давал и что тот сам их выхватил у него из кармана.

- Тогда скажите, как минимум, для чего вы эти деньги подготовили? – вновь спросил следователь. Напомним, что, по версии следствия, 11 марта в машине Синягова Будагов передал ему 5 миллионов рублей за решение вопроса с размещением в Орле павильонов «Родное село» и общее покровительство по части бизнеса.

- Вы задали вопрос очень хороший и очень тонкий, - будто на интервью, начал свой ответ Будагов.

Он озвучил свою версию произошедшего, о которой «ОН» уже неоднократно писали ранее: инициатором встреч, по его мнению, был именно Синягов и именно он якобы попросил у бизнесмена деньги на покупку жилья. «Встретились 1 марта, говорили очень хорошо, очень понятно. Я понял, что он знает уголовное право, а свою работу вообще не знает», - описал встречу в департаменте подсудимый. Когда следователь позволил ему задать вопрос Синягову, Будагов спросил: «Зачем ты это сделал, Андрей Абрамович?». Следователь снял вопрос, как не относящийся к предмету очной ставки.

После просмотра видео прокуратура приступила к повторному допросу. Гособвинитель уточнила у свидетеля, поддерживает ли он показания, данные на очной ставке, тот ответил положительно. Тогда представитель гособвинения начала задавать вопросы, направленные на разрешение противоречий в уже данных показаниях Синягова и Будагова в ходе судебного процесса. Так, например, Будагов в своих показаниях заявлял, что инициатором первой и последующих встреч был не он.

- После 1 марта все звонки делались по инициативе Будагова. Мои звонки были, когда мы говорили об отзыве исполнительного листа [о взыскании 6 млн рублей за хранение в АПК «Юность» пшеницы, находящейся в областной собственности]. Решались чисто технические вопросы. После того, как взятка была предложена, ни одного звонка и ни одной встречи я не инициировал, - сказал Синягов. А потом добавил: - Теоретически, могло быть, что я ошибся номером, но специально я этого не делал.

- Подсудимый говорит, что взятку не давал, а речь шла о займе на приобретение жилья, - сказала гособвинитель.

- Наши разговоры записывались. Ни в одном из разговоров даже упоминания о каком-либо займе не было, - ответил Синягов.

- То есть на жилье вы денег не просили?

- Нет конечно.

В ходе своего допроса Сергей Будагов заявлял, что Синягов ему рассказывал о своей семье, детях, о трудностях, вызванных малыми зарплатами. Дескать, именно поэтому у чиновника возникла необходимость просить займ на квартиру. Гособвинитель Крючкина попросила Синягова прокомментировать это заявление.

- Зачем мне с незнакомым человеком вообще об этом говорить? – сказал свидетель. – Даже если бы мне нужны были средства, у меня есть друзья, с которыми я 50 лет знаком, есть в конце концов банки.

Синягов пояснил, что в случае, если бы он действительно рассчитывал взять деньги у Будагова, он попал бы в зависимость от него. «Он в любой момент мог бы об этом вспомнить, и что бы помешало ему потом заявить в полицию. При этом по закону, лицу, добровольно сообщившему о взятке, ничего бы не было».

Далее гособвинение расспросило свидетеля о мотивах, которыми, по его мнению, руководствовался подсудимый.

- За что он вам давал взятку? – спросила гособвинитель.

Синягов попытался опровергнуть тезисы Будагова и его защитников о том, что департамент госимущества никоим образом не соприкасался с «Орловской нивой» и бизнесом подсудимого в целом. В частности, Синягов рассказал новые подробности сделки, в результате которой АПК «Юность» в 2010 году приватизировал акции «Орловской нивы», где собственником ценных бумаг от имени Орловской области выступал как раз департамент госимущества.

- Номинальная стоимость акций – 796 миллионов рублей, рыночная еще выше, - сказал Синягов, - однако оценены они были в 14 миллионов. При этом за месяц до приватизации «Орловская нива» создала ООО «Полесье» и ООО «Крытый рынок», завела туда имущество, которое тогда еще было в госсобственности, а потом продает его области за 165 миллионов рублей – то есть, по сути, само у себя. Из этих денег Будагов платит 14 миллионов за акции, и все довольны.

Здесь следует сказать, что ранее, после прихода в регион Вадима Потомского, правительство области пыталось оспорить сделку по покупке акций «Орловской нивы» в арбитражных судах, но проиграло. Суд отказал сразу по нескольким причинам. Одна из них – истечение сроков давности по оспариванию сделки, вторая – отсутствие нарушений в самой сделке. В решении суда, например, сказано, что в 2009 году департамент имущества Орловской области заключил договор с ЗАО «Современные консалтинговые стандарты» на проведение оценки (на основании бухгалтерской отчетности с 2006 по 2009 годы) стоимости акций «Орловской нивы». По состоянию на 22.12.2009 рыночная стоимость пакета акций ОАО «АПК «Орловская Нива» - 1 592 121 штука, принадлежащего на праве собственности департаменту имущества, определена в сумме 14 130 000 руб. При этом к конкурсу (в нем также участвовал «Знаменский СГЦ», но проиграл по баллам) «Нива» находилась в отрицательном балансе, имея обязательств более чем на 2 миллиарда рублей. В решении суда говорится, что оценку акций до конкурса и заключения договора с «Юностью» никто не оспаривал. Вместе с тем уже два года расследуется уголовное дело против Сергея Будагова по статье «Мошенничество», где также речь идет о сделке с приватизацией акций, однако в суд оно еще не направлено. 11 января Андрей Синягов заявил, что, вероятнее всего, это случится после завершения настоящего процесса.

Кроме того, рассуждая о том, как еще департамент госимущества мог соприкасаться с бизнесом Будагова, свидетель напомнил о решении президента Владимира Путина передать Орловской области три племенных хозяйства, расположенных на территории региона. Речь идет о «Племенном заводе им. А.С. Георгиевского», «Племенном заводе Сергиевский» и опытно-производственном хозяйстве «Красная Звезда». По словам Синягова, если бы он взял взятку «и в дальнейшем Будагов захотел, то их могла бы постигнуть судьба «Орловской нивы».

Защита Будагова также настаивает на том, что областной департамент никак не мог повлиять на городскую администрацию в вопросе пролонгации договоров на размещение в Орле павильонов «Родное село», так как не имеет полномочий вмешиваться в работу органов местного самоуправления. На это Синягов ответил, что «Точно так же областной суд или областная прокуратура не могут влиять на районные суды или прокуратуры. Но все мы понимаем, что несмотря на декларируемую независимость, рычаги влияния есть. Однако не допустить коррупционных проявления – в этом, наверное, и есть задача госслужащих. Если, повторюсь, мы будем исходить из того, что вам предложили взятку, а вы просто отказались, то взяткодатель пойдет и предложит ее другому. И не исключено, что он ее не возьмет», - сказал Синягов.

Он также заявил, что в свое время «Родные села» в городе ставились по желанию Сергея Будагова, а документы оформлялись по факту. «Об этом мне в личных беседах рассказывали сотрудники управления муниципального имущества и землепользования, когда я интересовался, почему павильоны выступают за красные линии, стоят в рекреационных зонах и на тротуарах. Мне отвечали: звонил Будагов, показывал, где хочет поставить, потом звонили из областной администрации, и павильон ставили. Я же сказал, что такого больше быть не должно и что все должно быть по закону. Не было такого, что кто-то хотел Сергея Аристеевича «задушить», хотелось, чтобы все делалось по закону», - подытожил начальник департамента госимущества.

Когда суд дал возможность задать вопросы Будагову, подсудимый развел руками:

- Профессионализм у него такой, что, как с ним говорить – я не знаю…

Тем не менее подсудимый собрался с мыслями и начал задавать вопросы, которые зачастую превращались в монологи-объяснения. Например, Будагов снова повторил, что Синягов сам звонил ему и сбрасывал и до и 1 марта. «Он специально приехал в Орел на [зарплату] 60 тысяч рублей, чтобы разработать операцию по возврату акций «Орловской нивы», - говорил подсудимый. Он также коснулся павильонов «Родное село».

«Куда семь лет смотрела прокуратура, если они были незаконно установлены»? – спросил он.

- А вот это вопрос интересный, - улыбнулся Синягов. Гособвинитель в этот момент - выглядела невозмутимой. Но чиновник на всякий случай уточнил, что она не единственный представитель прокуратуры в области, и реплика явно не была камнем в ее огород.

Когда Сергей Будагов начал цитировать свидетелю материалы стенограммы с их встреч, после зачитывания, предлагая Синягову их комментировать, тот не выдержал. В цитате, где чиновник и бизнесмен говорили, очевидно, о возможных связях последнего в УМВД и прокуратуре, свидетель заявил, ссылаясь на некую свою информацию, что он знает, «куда и к кому» обращался Будагов за помощью, после возбуждения на него уголовного дела. «В какие именно структуры, в том числе вами перечисленные», - сказал он.

Сергей Будагов тоже не сдержался.

- Вы - как кусок кометы из созвездия Зла», - охарактеризовал он Синягова.

Суд также допросил чиновника. Вопросы, в большинстве своем, как и в прошлый раз, касались уточнений того, мог ли тот каким-либо образом оказывать покровительство бизнесмену. Андрей Синягов несколько раз отвечал на аналогичные вопросы и пытался убедить суд в том, что его должность и авторитет давали ему возможность влиять на решение по ряду вопросов, в том числе касающихся аукционов, аренды и прочего. «Но я хочу еще раз повторить, что взятка дается незаконно, и, как следствие, предполагает незаконные действия со стороны ее получателя», - сказал свидетель и добавил, что брать ее он не собирался, а руководствовался антикоррупционным законодательством, обязывающим чиновника сообщать в органы о намерении эту взятку ему дать. «Коррупция нас и так захлестнула, и это надо останавливать», - добавил Синягов.

Адвокат Будагова спросил, обращался ли в принципе за все это время Будагов к чиновнику с какими-нибудь просьбами, например – оказать помощь в аренде земельного участка?

- Нет, - ответил Синягов. А потом быстро уточнил, что взятка, по его мнению, предполагала вероятность подобных обращений в дальнейшем.

После повторного допроса чиновника, прокуратура предложила допросить оперативника ФСБ, принимавшего участие в ОРМ в отношении Сергея Будагова. Но перед этим гособвинитель снова попросила суд закрыть заседание от прессы, апеллируя к таким терминам как «секретность» и «гостайна». Адвокат подсудимого был против. «Мы и сами, может быть, не любим журналистов, но теперь уже мы настаиваем на открытом заседании и соблюдении принципа гласности. Тем более, что в материалах дела никаких секретных свидетелей и сведений о гостайне нет», - сказал Николай Малыгин. Суд согласился с тем, что оснований для закрытого заседания не имеется. Тогда гособвинитель попросила десятиминутный перерыв, а вернувшись, сказала, что не ожидала такого решения, как и оперативник ФСБ, которому теперь нужно получить согласование от руководства. Суд предупредил работника прокуратуры о необоснованном затягивании судебного процесса, тем не менее в заседании был объявлен перерыв до 19 января. На нем ожидается начало прений.

…На скамейке у входа в зал суда сидел опрятный молодой человек в синем костюме и оперативно провожал взглядом расходящихся участников процесса. Возможно, он выступит на следующем заседании. Если его руководство сочтет, что данная операция может пройти и без грифа «секретно»…

Денис Волин