В начале 2017 года орловские суды вынесли два оправдательных приговора в отношении людей, о которых в 2014 году много и резко говорил губернатор Орловской области Вадим Потомский на коллегии Следственного комитета. Речь идет о владельце агрохолдинга «Орловская нива» Сергее Будагове и депутате и бизнесмене Виталии Рыбакове. И Будагов, и Рыбаков связывали свое уголовное преследование с давлением со стороны новой региональной власти и в судах называли свои дела политическим заказом. «Орловские новости» поговорили с доктором политических наук Владимиром Слатиновым и поинтересовались его экспертным мнением относительно того, как с учетом оправдательных приговоров оппонентам губернатора, могут развиваться события в регионе.

 - В 2014 году губернатор открыто объявил своими, в кавычках, заклятыми врагами Будагова и Рыбакова. Последний не только, как он сам выразился, не деморализовался от такого прессинга, но и перешел в ответное наступление. Прежде всего, в информационном поле. Не так давно оба оппонента главы региона были оправданы судами по возбужденным в отношении них уголовным делам. Что это означает для региональной власти?

- Дела против Будагова и Рыбакова, так или иначе, имели политический подтекст. Можно верить в то, что это был политический заказ или не верить, но мы понимаем, что в контексте их отношений с региональной властью политические последствия имеют место быть. И они  не самые благоприятные для правительства Орловской области.

Самое главное  - это, конечно, репутационные потери. Оправданы два человека, которые в принципе являются открытыми оппонентами региональной власти и фактически открыто бросали ей вызов. И поскольку они оба оправданы, политико-экономические игроки, которые оппонируют власти публично, получили определенную фору. Это означает, что в региональных элитах постепенно создаются условия для смены настроений в части оппозиционности.

Кроме того, сейчас складывается такая картина, когда противостояние с региональной властью, с небольшими оговорками, похожа на общероссийское. Активно противостоят региональной власти, являются лидерами условного, элитного протеста, не члены каких-то партий, а самостоятельные бизнес-игроки. Что, безусловно, играет в минус даже не всей региональной власти, а всей региональной политической конструкции, и в перспективе способно ее обрушить. Получается так, что здесь проигрывают все политические силы, в том числе оппозиционные, а выигрывают  те, кто оказался в антисистемном поле и не побоялся бросить вызов региональной власти.   

Что из этого следует. Мы видим репутационные издержки и постепенное нарастание внутриэлитного протеста, когда политические игроки, откровенно бросающие вызов, тем не менее не получают санкций и продолжают свою деятельность. Это понижает ставки региональной власти. И второе – появляются внесистемные игроки, которые постепенно перехватывают протестную повестку дня, что работает как в минус власти, так и системным оппозиционным политическим силам, которые на самом деле власти лояльны.

- Если раньше Рыбаков влиял на информационную повестку региона в ряде федеральных СМИ, с периодичностью в неделю публикующих «изобличающие» губернатора материалы, то сегодня, 3 апреля, на сессии облсовета он и его брат Игорь обрушились с критикой в адрес главы региона открыто, под объективами телекамер. Другой вопрос, что это вряд ли покажут, но факт остается фактом. Рыбаков при всем депутатском корпусе потребовал от Потомского уйти в отставку. Чем можно объяснить такое смещение акцентов?

-  Что же тут объяснять. Вот оно новое лицо внутриэлитного протеста, но уже откровенно бросающее вызов. Ранее были разговоры о том, что Рыбакова звали в правительство области и что он отказался. И если это правда, то это очень показательно. Рыбаковы чувствуют, что пока политическая логика на их стороне, и поэтому они усиливают критику, переходя в открытое наступление. Бросают политический вызов. Тем самым они переключают на себя оппозиционную повестку дня и оппозиционные настроения.

- Что-то изменилось бы, если бы приговоры Будагову и Рыбакову были обвинительными?

- Они бы на какое-то время сохранили ситуацию доминирования региональной власти и преподавания урока несистемным оппонентам. Но сейчас получается ровно противоположная ситуация. Ты бросаешь вызов, суд тебя оправдывает, следовательно – ты можешь повышать ставки. Что там является целью Рыбакова – выторговывание себе новых статусов или действительно они настроены на то, чтобы валить эту власть, - я не знаю. Но совершенно точно, что ставки в игре они теперь повышают.

- Что будет делать региональная власть? И что она вообще может в этом случае делать?

 - Я думаю, что так или иначе судебные решения показывают, что задействовать силовой ресурс будет довольно сложно. И поэтому, полагаю, продолжатся попытки договариваться со стороны региональной власти. Хотя, с учетом того, что Рыбаковы повысили ставки, сделать это будет очень сложно. Согласитесь, что это будет выглядеть как минимум странно, когда сегодня ты требуешь отставки, а завтра вступаешь в диалог. Впрочем, в политике такое, разумеется, возможно.

- Получается, что все зависит от того, что движет Рыбаковым?

- Конечно. Мы должны учитывать мотивацию Рыбакова, которого сейчас можно условно назвать «новой оппозицией». Если им движет выторговывание какого-то места – это одно. Если он хочет опрокинуть эту власть – это другое. Если второе, то, конечно, договориться с ним будет сложно. Таким образом, как я полагаю, с одной стороны, будут попытки задействовать какие-то информационные ресурсы против имиджа Рыбакова, а также каким-то образом еще пробовать использовать силовые рычаги, хотя это и малоэффективно. Но также будут и попытки договариваться.

- Что-то еще способно повлиять на развитие ситуации?

- Да, и это федеральная повестка. Мы видим пробуждение протестных настроений в стране. Мы должны учитывать приближающиеся президентские выборы. И тут замысел Рыбаковых может сводиться к тому, чтобы максимально ослабить и дискредитировать региональную власть, показать Кремлю, что она потеряла авторитет. С тем, чтобы при еще не закончившейся ротации губернаторского корпуса добиться отставки Потомского.


 

Беседовал Денис Волин