Грустная история произошла недавно с депутатами городской думы Калуги Соцковым и Пройдиным, которые почитали газету и оскорбились. Депутаты подали в суд на журналистку издания, требуя за оскорбление свих личностей не менее одного миллиона рублей.

Дальнейшая экспертиза авторитетных профессоров, работающих в госуниверситете показала, что оскорбительных выражений текст не содержит, а журналистка и в мыслях не держала поносить слуг народа. С этим согласился и суд, лишь с четвертого раза оправдавший нашу коллегу, не найдя оснований для оскорблений двух депутатов.

До острого материала и последующего суда дело дошло из-за сложной городской темы: рядом со школой №24 были вырублены 15 кленов. На месте «городских легких» планировалось построить парковку на 50 мест. За зеленые насаждения в городском массиве с плотной застройкой и неизменными пробками вступилась вся общественность. В том числе – журналисты. Иными словами целью скандального материала была защита города, но никак не оскорбление.

Оскорбляются депутаты и чиновники журналистскими попытками найти истину в спорах, выступить на сложную тему, да и просто честно делать свою работу не впервые. В какой-то момент права СМИ, не относящихся к административному аппарату, стали заметно притесняться. Депутаты и чиновники не только обижаются на каждое появление своей фамилии в СМИ, но и регулярно угрожают за это судами (а в случае с нашей коллегой и правда подали в суд), отказываются от комментариев, запрещают использовать фотографии в материалах даже самого нейтрального характера.

Однако если посмотреть за пределы нашего консервативного и крайне патриархального региона, холодная война между властями всех уровней и журналистами развивается только в Калуге. Видели ли вы когда-нибудь тульского или, тем более, московского депутата, который бы не хотел засветиться в СМИ? Много ли чиновников откажутся прокомментировать ситуацию в том ключе, который благоприятен для имиджа города и региона? Как часто в других областях журналистов могут не пустить на открытое заседание суда, требуя специальные письменные разрешения, о которых ничего не знает «Закон о СМИ»?

Развивая тему обидчивых чиновников и депутатов, можно свалить в эту кучу плохое отношение с медийщиками и специальных пиар-отделов. Городская дума Калуги, которую и представляли обиженные Пройдин и Соцков в суде, несмотря на то, что на каждом заседании твердит о недостатке сведений о ее работе в СМИ, с журналистами общается неохотно. Ее пресс-служба не ставит в известность медиа о внеочередных заседаниях, не готовит релизы с разъяснениями по решениям во время сессий, не связывает журналистов с депутатами для комментариев и прочего взаимодействия, а на инаугурацию нового городского головы просто не впустила несколько представителей разных изданий.

И вот вопрос: чего так боятся калужские депутаты и чиновники, закрывая информацию, учиняя скандалы с журналистами, не выходя на контакт с прессой? Чего незаконного, стыдного, порочащего скрывают слуги от своего народа? А если не стыдно, законно и не скрывают - может, пора менять отношения, приходить к взаимодействию и начинать прозрачное и корректное деловое сотрудничество?

                                       и.о. главного редактора Александра Петрухина