Корреспондент КН побеседовал с самым открытым и позитивным ВИПом Калуги Юрием Зельниковым. Тем более что в сентябре этого года институт Калужского омбудсмена отмечает 15 лет. Мы встретились с калужским омбудсменом-философом, поговорили по душам за жизнь. 

О детстве

Я считаю себя калужанином, по духу. Все, что связано с Калугой, мне очень дорого. Мне хочется, чтоб Калуга становилась только лучше. Я родился в Ашхабаде. Тогда это была Туркменская ССР. Родителей туда направили по распределению, они учились в Баку, в институте народного хозяйства. Потом отца перевели на север Туркмении, в Ташауз. Мы там прожили четыре года. Конечно, впечатления у меня об этом месте самые восторженные: солнце, тепло, канал Шават, верблюды - экзотика. Отца в 1959 году перевели в Калугу. Так я оказался в Калуге. Я сразу принял и полюбил этот город. Любил ходить на рыбалку в шесть утра на Воробьевскую переправу. Игры все проходили на улице. Играли в чижика, лапту, штандер, в футбол, в волейбол. Общения было много.

Я учился в обычной школе №10, тогда она так называлась. Потом ее переименовали в четырнадцатую. Она находится рядом с «собачьим» сквериком. Там я проучился все 10 лет. Потом пошел на работу.

Детские мечты

В детстве я не хотел быть космонавтом, хотя об этом мечтали все подряд. В восемь лет я лично видел Гагарина, когда он приезжал в Калугу 13 июня 1961 года. Я мечтал быть пожарным. Мы с друзьями постоянно костры разводили. Нас за это взрослые гоняли. Страсть к огню у меня довольно долгие годы не проходила.

Трудовая эволюция

Работать начал в 17 лет электромонтером на Калужском опытно-моторном заводе. Теперь это завод КАДВИ. Работал, и параллельно два года учился на вечернем отделении Калужского филиала Бауманского института. Потом перешел на дневное. Закончил и пошел работать на КЭМЗ инженером-технологом. Там я проработал примерно четыре года. Потом решил круто поменять свою профессию, потому что я всегда был гуманитарием по складу ума. Я решил поступить в аспирантуру по общественным наукам. Мне это удалось с огромным трудом. У меня не было базового образования, и это сильно затрудняло поступление. Я все-таки поступил в аспирантуру им. Плеханова. Там и защитил диссертацию на соискание ученой степени философских наук. Вернулся в Калугу и много лет преподавал в Калужском филиале ВЗФЭИ. Я там был одним преподавателем философии. Поэтому все экономисты, выходившие из ВЗФЭИ, меня прекрасно знали. Можно сказать, так я получил определенного рода известность.

Судьбоносное решение

На тот момент, я лишь полтора года проработал в институте. Вдруг меня вызывают в обком КПСС, в отдел пропаганды и агитации, предлагают работать в лекторской группе. Я там числился за интеллектуала. Готовили материалы для лекторов, тексты выступлений для секретаря по идеологии, который любил со мной поговорить за жизнь. Однако, работая в обкоме уже второй год, я начал ловить себя на мысли: «А что я полезного делаю»? В конце концов, пришел к выводу, что занимаюсь совершенно бесполезной работой. Это и стало для меня знаковым моментом. Мне хотелось приносить пользу обществу. 1988 год, разгар «перестройки». Помню, как  секретарь калужского райкома простодушно спросила у меня: «А как надо перестраиваться»? Я ей сказал, что надо заниматься своим делом, а не изобретать велосипед. Осенью 1988 я подал заявление на увольнение, и вновь вернулся в институт, и много лет там проработал.

Депутатство

В 1990 году были первые выборы народных депутатов РСФСР. Я пытался баллотироваться – не удачно. Хотя и занял пятое место из 12. В том же году объявляют выборы в Калужский городской совет народных депутатов. Это был первый совет, избранный на демократических началах с альтернативными кандидатами. Я уверенно победил. Позднее, все в том же округе, где живу, избирался в городскую Думу города Калуги, и дважды – в Законодательное Собрание Калужской области. С конца 1990-х в регионах начали формироваться институты региональных уполномоченных по правам человека. Но в Калуге с этим не спешили. Начальство, похоже, сознательно тормозило эту инициативу. Зачем нужен специальный человек, который будет защищать права человека? Тогда еще во главе был Валерий Сударенков. Вместо поста уполномоченного он предложил создать областную комиссию по защите прав человека. Эта идея общественностью и депутатами была отвергнута. В то время, в 2002 году я был председателем комитета по законодательству Законодательного Собрания Калужской области. Собрал рабочую группу, и буквально за три месяца постатейно разработали закон «Об Уполномоченном по правам человека в Калужской области». В следующем году я был назначен калужским омбудсменом. Вот уже третий раз я занимаю этот пост. А назначают омбудсмена каждые 5 лет. 

Исторические моменты

Счастлив я был дважды. Сначала, когда меня впервые избрали депутатом. Меня же выбрали люди! У меня было много сил и желания изменить ситуацию, помогать нуждающимся. Однако, к четвертому сроку депутатства и, соответственно, возросшей популярности у избирателей, начали возникать технические проблемы. У моего кабинета постоянно была очередь. Без помощников я просто не успевал справляться с потоком жалоб и обращений. Когда мне предложили баллотироваться в уполномоченные, я понял, что там гораздо больше возможностей. Я люблю эту работу, чувствую себя на своем месте.

Жизненные принципы

Принципы у меня стали появляться, наверно, во время учебы в старших классах. Я в 10 классе попытался написать небольшой трактат. О том, что все люди различаются, я выделил пять категорий. Рассортировал. У меня была мессианская теория о том, чтобы людей низшего уровня сделать продвинутыми. Оттуда у меня возникло желание обучать и помогать людям. Недаром я свою жизнь связал с преподавательской и депутатской работой.

Вся моя работа: 4 созыва депутатом, 3 созыва уполномоченным – это работа связана с помощью людям. Однажды один очень большой чиновник разоткровенничался со мной, и удивился: «Как ты выдерживаешь их? Если я 10 минут объясняю, а человек ничего не понимает, уже хочется рвать и метать». А тут и 20 минут, и больше – выслушиваешь, даешь советы. Иногда бывает, что человек не в себе – его не надо оставлять с проблемой один на один. Порой ситуации бывают очень тяжелые, но омбудсмен – должен найти выход. Я всегда говорю, что у нас богоугодное заведение.

О состоятельности

Состоялся ли я как личность? Да. У меня есть своя биография, какая-никакая, но она у меня есть. Я известен людям, написал труд своей жизни – книгу о знаменитых калужанах. У меня есть любимое дело, которое приносит пользу людям. Если в финансовом плане – нет. Если бы у меня было много денег, я попытался бы спасти один из старинных домов Калуги. Я давно об этом мечтаю, но у меня нет на это средств. Некоторые здания город продает. Есть заброшенные исторические здания. В одном из таких зданий я бы разместил ресторан в русском стиле. Как у моего любимого певца Петра Лещенко. Кстати, несколько лет назад в Калуге действовала программа «Старый город», я поддерживал хорошие отношения с архитектором Голышевым. Помогал ему историческими справками. Сейчас в Калуге старые дома потихоньку рушатся, но иногда сохраняются самым удивительным образом. Есть, например, старый двухэтажный дом на бывшей Тележной, сейчас это улица Воронина, 22/50. В этом доме родился и жил композитор Серафим Туликов. И я на этом доме установил мемориальную доску. Теперь она как охранная грамота для этого дома. Я трепетно отношусь к калужской истории. 

Недостатки и достоинства

Недостатки – у меня спина плохо гнется. А о достоинствах говорить не мне.

Продолжение интервью читайте 18 сентября. В продолжении о книге, о работе омбудсмена и о Калуге.