В апреле 2019 года станцию скорой медицинской помощи Орла объединили со станицей «скорой» Орловского района. После  реорганизации службы скорой помощи медикам приходится обслуживать не только город, но и сельскую местность. Несмотря на увеличение нагрузки, зарплаты остались на прежнем уровне. С жалобами они обращались и к главе департамента здравоохранения, и к губернатору Андрею Клычкову. Кроме того, о своих проблемах они рассказывали на пресс-конференциях.  Однако ситуация не менялась. И тогда 15 июля руководитель орловского отделения независимого профсоюза медиков «Действие» Дмитрий Серёгин объявил о начале «итальянской забастовки».  Она заключается в том, что фельдшеры орловской скорой помощи отказались от переработок. С того момента прошло почти полгода. «Орловские новости» решили узнать у фельдшера выездной бригады скорой медпомощи Дмитрия Серёгиначем закончилась эта забастовка и как в настоящее время обстоят дела.

- Дмитрий Владимирович, сколько медицинских работников приняло участие в «итальянской забастовке»?

- Участников этой забастовки четыре человека. Объясню почему так мало. 90% моих коллег работают больше, чем на одну ставку, чтобы получать хоть среднюю заработную плату. По квиткам на одной ставке можно заработать примерно 24 тысячи рублей, и это при наличии опыта, стажа и категории. Молодой специалист по такой схеме едва будет получать 20 тысяч рублей. И вот многие наши коллеги поставлены в такие условия, что уйдя на одну ставку им нечем будет платить, к примеру, ипотеку или кредит, а также не на что кормить свою семью. Но они нас морально поддерживают.

- Она закончилась? Каковы ее итоги?

- «Итальянская забастовка» продолжается. Мы идем к своим целям. Забастовка продолжается и тем же составом, потому как те цели и задачи, которые мы ставили, еще не достигнуты. Что касается, так скажем, промежуточных итогов, то спустя месяц после объявления забастовки произошли первые сдвиги. Изменились в регионе правила по оплате труда медицинских работников и нам немного увеличили окладную часть заработной платы – около двух тысяч рублей. Это плюс, так как оклад это несгораемая и гарантированная сумма, из которой не вычтут ничего. Также нам дополнительно были выделены деньги с формулировкой: за интенсивность труда при  неукомплектованности бригад. Размер ее составляет 2500 рублей на каждого фельдшера скорой помощи, но платить ее стали всем, то есть и кто вдвоем работает, и кто один. Я конечно «за», чтобы моим коллегам платили дополнительные денежные средства, но вопрос: почему не могут посчитать те часы, когда человек в бригаде работает один. Но мне намекнули, что в таком случае не хватит денег да и тогда все начнут работать по одному, чтобы побольше заработать. Кстати, приказ об этой доплате действовал до 31 декабря 2019 года. В настоящее время такого же нового документа не издали. Зарплату мы за январь еще не получали, поэтому не знаем, продолжат ли нам ее платить или нет. Важно и то, что мы смогли обратить внимание на эту проблему в здравоохранении в нашем городе, до этого такого у нас не было. И в этом нам очень помогли еще и СМИ. Отмечу, что некоторые мои коллеги ушли на внешнее совместительство. Проще говоря, работа на станции скорой медицинской помощи для них стала подработкой. А они нашли иное постоянное место работы. Ну, и, конечно же, мы создали свой профсоюз.

- Стоит дело того?

- Конечно то, что мы начали и продолжаем это делать, оно того стоит. Та система здравоохранения, которая существует в нашей стране, она не работает, она неэффективна. Она работает только для отчетов, вот в них все красиво, а в реальности ведь огромное количество проблем в этой сфере. И поэтому я хочу сказать всем медработникам, если у них есть сложности и проблемы на работе, то они могут обратиться в наш профсоюз, и мы будем их защищать согласно трудовому законодательству, а не как у многих на работе есть «профсоюзы по умолчанию». Мы показали, что за свои права можно и нужно бороться и не стоит никого бояться.

- Сейчас в скорой помощи проблемы, которые вы поднимали в то время, разрешились? И какие еще предстоит решить?

- Самая главная и больная – нехватка рук. К примеру, у нас есть новые машины, и с их нехваткой проблема решилась, однако работать на них некому.Мы требовали доплаты либо за отсутствие второго фельдшера, либо доукомплектовать бригады. Это до сих пор не удается решить. К нам из медицинского колледжа пришли новые сотрудники. Но у меня вызывает эта ситуация некий шок. Дело в том, что людей, только что выпустившихся из учебного заведения, на третьи сутки направляют работать одного. У людей такой страх в глазах, они не понимают, что им делать. По-хорошему нужно, чтобы молодой специалист проработал с опытным сотрудником какое-то время. Укомплектованность я все же считаю, частичномы решили. Не решился вопрос об увеличении бригад в целом. Согласно приказам Минздрава у нас на город и район должно быть 38 бригад, а у нас работает 33. Из-за отсутствия этих пяти бригад увеличивается нагрузка на остальных. Смысл скорой помощи, на мой взгляд, чтобы всегда была хотя бы одна свободная машина, которая поможет избежать задержек на выезд к пациентам.Мы с коллегами как-то посчитали, что нам в год нужно 10 миллионов рублей, чтобы закрыть отсутствие сотрудников. У нас чиновники премии к Новому году больше получают, чем нам требуется на весь год. Если бы это сделали, люди бы были благодарны,и конструктивный диалог получился бы. Но как мне передали, руководитель департамента здравоохранения ответил, что это всего лишь пиар акция «Справедливой России». Но это не соответствует действительности. Да, я член партии «Справедливой России» с 2016 года. Но стал заниматься этими проблемами и профсоюзной деятельностью лишь потому, что я неравнодушный человек. Эти действия по защите своих прав не курирует партия.

- Сколько человек в профсоюзе «Действие» в Орловской области? Как отнеслись к его появлению ваши коллеги? Вступают или нет? Не отпала ли его актуальность?

- В мае 2019 года мы его создали. Изначально было 5 человек. В настоящее время состоит у нас 27 человек. Сразу обращу внимание, что в нем есть и молодые специалисты, которые к нам пришли недавно, и есть коллеги из других лечебных учреждений. Отнеслись к его созданию мои коллеги положительно, меня поддержали. Они сказали, что мы молодцы, что мы смелые, что можем выступать против той несправедливой системы, в которой работаем. 

Защита трудовых прав работников – основная цель создания профсоюза. Чтобы люди поняли, что у них есть не только обязанности, но и права. И если их знать,то можно улучшить качество своей работы. Я думаю, что скоро будет небольшой приток. Приходят люди, их немного, единицы, но они приходят. Многие люди боятся вступать, так как им на работе грозят санкциями.

- Ваши выступления часто проходили в офисе «Справедливой России». Вы общаетесь с Русланом Перелыгиным. На выборы в горсовет в 2020 году пойдете?

- Я не исключаю такого варианта. Все-таки я член партии и стал им еще до того, как начал заниматься профсоюзной деятельностью. Сейчас я помощник депутата Руслана Перелыгина. Стоит попробовать пойти на эти выборы. Ведь действующую систему нужно менять сверху.Хочется, чтобы люди жили лучше, и возможно горсовет эта небольшая ступенька к этому. Для меня это будет хорошим опытом работы с городом, потому что я сам коренной житель Орла и его проблемы знаю хорошо.

- Зачем вам, Дмитрий Владимирович, в политику? Какие цели перед собой ставите?

- Почему я иду в политику? Только с одной целью – улучшить качество жизни жителей, но сделать снизу это тяжело.  Многие вещи ведь завязаны на решениях руководителей. Мне это интересно и мне не хочется, чтобы мои дети жили в таком же государстве, в котором я сейчас живу. Первоочередная моя цель – защита прав граждан во всех сферах, в которых я компетентен.

- В различных этических правилах для журналистов есть один постулат: журналист не должен вступать в какие бы то ни было партии и быть приверженцем тех или иных политических объединений. В случае с медиками нет ничего такого?

- Нам работникам здравоохранения стоит соблюдать лишь свою медицинскую этику. По поводу вступления в политические партии у нас такого нет. У нас много главных врачей являются членами партии «Единая Россия». В этом плане мы свободны в своем выборе.

- Коллеги вас поддерживают? Кто вообще ваши единомышленники?

- Я еще сам не принял решение. Мои коллеги в большинстве своем аполитичны, за исключением пары человек. Мои единомышленники это те, в чьих глазах я вижу искорки что-то менять в этой жизни и бороться за свои права. Вот и я такой же неравнодушный и готовый к таким изменениям. К примеру, в партии есть такие люди и в нашем общероссийском профсоюзе. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы людям нести  справедливость.

- Каковы ваши политические взгляды, Дмитрий Владимирович?

- Социал- демократия мне нравится. Что это? Это страны Северной Европы. Там самые высокие уровень жизни, зарплаты, пособия. Где государство заботится о людях и люди счастливы от этого. До этого большой долгий путь, но наша страна никогда не уйдет с левого социального вектора, и я сейчас говорю не о коммунизме.

- Не будет ли политика мешать работе в «скорой»?

- Я не думаю, что что-то поменяется. Вот в Советском Союзе были депутаты, которые работали за станками. Вот надо стремиться к такому. Когда люди находятся внизу, они прекрасно понимают чаяния простых людей, так как сами простые люди, они эти проблемы смогут вынести на общественные обсуждения, чем сидя в большом кабинете. Мне очень импонируют депутаты, которые были простыми рабочими. И я со скорой помощи никуда не планирую уходить, я свою работу люблю. Возможно, буду брать немного меньше смен, но точно не променяю эту работу на что-то другое. И мне же нужно заботиться о своих коллегах и профсоюзное движение расширять. Политика – это инструмент. Она не грязная и не плохая, все зависит от того, кто этот инструмент и как применяет.

 

Беседовала Марианна Альянова