Осенью прошлого года Татьяну Папазян осудили по статье «Грабеж». Она, установил суд, ограбила женщину, имеющую серьезные проблемы с психикой. Преступление, которое смело можно назвать отвратительным и мерзким. Можно, если не знать подробностей дела и то, что приговор Богородицкого районного суда был перечеркнут решением суда кассационного. Папазян в январе этого года выпустили из исправительного центра, в котором она провела два с половиной месяца.

Уголовная история многодетной матери Татьяны Папазян, воспитывающей ребенка-инвалида, берет начало 14 февраля 2019 года.

Место действия - небольшой продуктовый магазин, где работала женщина. Потерпевшей по делу проходит одна из постоянных покупательниц – Надежда (имя изменено). Именно с ней у Татьяны и произошел конфликт. Надежда накопила в магазине большой долг. Кредит доверия и жалость кончились, когда цифра перевалила за 10 тысяч рублей.

- Она попросила продукты в долг, но я ей отказала. Она кинула на прилавок 3 тысячи рублей, но этого было недостаточно. Я сказала, что необходимо погасить долг и предложила дать банковскую карту, чтобы мы после того, как придет пенсия, вместе сходили в банкомат и отдали долг магазину, - рассказывает Татьяна.

Далее между женщинами (Надежда также была с 27-летней дочерью) произошел разговор на повышенных тонах. Покупательница вышла из магазина, Татьяна выбежала за ней и вырвала чехол с двумя банковскими картами. Согласно показаниям Надежды и ее дочери, Татьяна применила к ним силу - толкала, хватала за шею, трясла.

- Она вышла на улицу. Я пошла за ней и карточки у нее забрала, вырвала. Я вспылила, да, признаю. Потому что долг она не отдавала полтора года, - продолжает женщина.

Банковские карты оказались на прилавке. Материальной ценности они не представляли. Об этом говорится, в том числе, и в материалах дела. Так почему же это самое дело было возбуждено? В истории, неожиданно для Татьяны, появилась сумма в одну тысячу рублей.

- Напав на посетительницу [Надежду] у входа в торговую точку, та [Татьяна] нанесла несколько ударов и забрала кошелёк с 1 тысячей рублей и банковскими картами. Потерпевшая обратилась к полицейским. Сейчас проводится процессуальная проверка, которая выяснит все обстоятельства происшествия, - говорится в официальном пресс-релизе УМВД России по Тульской области.

Откуда в этой истории взялась тысяча рублей, Татьяна не знает. Денег, уверяет, не брала.

- Признательных показаний я не давала. Сотрудник полиции мне угрожал, что посадит на 15 суток и говорил, что я не докажу, что не брала деньги, - продолжает Татьяна.

Вскоре в полиции возбудили уголовное дело по статье «Грабеж». Основанием послужило заявление Надежды. Непонятное, путаное, местами бессвязное, но заявление о пропаже одной тысячи рублей.

- Мы предлагали пройти детектор лжи, чтобы доказать, что я не брала денег. То, что тысячи не было, сказали свидетели. Ни их, ни нас никто не слышал, - вспоминает Татьяна.

По данным материалов дела, сразу 4 свидетеля пояснили, что не видели у Татьяны Папазян деньги. Но их показания разогнавшиеся жернова правосудия не остановили. Напротив, из показаний потерпевшей (вероятно, речь идет о дочери Надежды) следует, что в тот день она сняла с карты 8 тысяч рублей и все 8 отдала в качестве долга (три из них - в магазине Татьяны Папазян). Откуда взялась еще одна тысяча рублей? Оказывается, что ее потерпевшей передал на детское питание еще утром свидетель «ФИО7». Этот свидетель, вероятно, был максимально убедителен. Ведь ему в отличие от тех, что говорили об отсутствии тысячи, поверили.

О причинах возбуждения уголовного дела судачили жители маленького Волово. Разговоры ходили о том, что кто-то из «больших людей» (по местным меркам) хотел получать с магазина дань, вот и решили «потрепать» магазин через Папазян. Разговоры, впрочем, так и остались разговорами. За руку никогда не поймали. Да и не ловили.

Дело дошло до суда. В ходе заседания, вспоминает Татьяна, адвокат спросил у Надежды, читающей свои показания с листа, кто является автором данных строк? Та ответила, что это написал участковый…

Татьяна Папазян продолжала стоять на своем – денег не брала. А уже в ходе судебных прений неожиданно призналась в совершении преступления…

- Разговор был с помощником судьи и прокурором. Они сказали мне, чтобы я не слушала адвоката и признавала вину. Тогда меня не лишат свободы. Иначе, говорили, что заключат под стражу и я не увижу больше детей. Посоветовали прямо в зале суд отдать тысячу рублей. Я не смогла этого сделать, потому что не брала, - рассказывает Папазян.

Тысячу рублей Надежде отдал муж Татьяны Кирилл. Поверил. Надеялся, что это действительно поможет и супругу не отправят за решетку.

Татьяна «сломалась». Буквально «раздавило» ее решение суда – 4 месяца колонии общего режима. Наказание заменили на принудительные работы и содержание в исправительном центре в городе Белев.

Кстати, Папазян пытались придать историю огласке, обращались на федеральные каналы. В редакции одной известной программы семье предложили помочь репортажем за 200 тысяч рублей…

Отправиться за «колючку» Татьяна должна была после вступления приговора в законную силу. Она все же рассчитывала, что Тульский областной суд разберется в этой истории и снимет с нее клеймо судимости, которое поставил в Волово дружный коллектив представителей закона и порядка.

Старший ребенок (на данный момент ему 14 лет) Татьяны частично парализован. У него произошел ишемический инсульт, «отказала» правая сторона. Девочка требует постоянно ухода. Среднему сыну – 12, младшей дочери – всего четыре года.

- Одна из судей спросила есть ли у меня муж, который смог бы сидеть с детьми, пока я нахожусь в исправительном центре? Я поняла, что она даже не читала материалов дела, - говорит Татьяна.

Детям сказали, что мама отправилась на учебу.

- Первые три дня я проплакала… Шесть человек нас было в комнате. Кто за наркотики судим, кто за убийство. Страшно было, конечно. Потом познакомились, подбадривали меня, - Татьяна уже на вопросе про жизнь в исправительном центре не может сдержать слез.

- Тяжело было. Ездил в Москву работать. Две недели там, две недели дома. С детьми мне бабушка помогала. А 12 января дочка маленькая сказала мне, что моя мама скоро придет и принесет мне детскую косметику, - вспоминает супруг Татьяны Кирилл.

Действительно, 14 января Татьяну освободили из исправительного центра. Вместе с Папазян боролась уже новый адвокат – Христина Леонтьева. Она была должна ехать к Татьяне в Саратов. Именно там рассматриваются кассационный жалобы из Тульской области. На борьбу за свободу Татьяны было потрачено порядка полумиллиона рублей. В последний момент женщина снова «надломилась». Решила, что «досидит» оставшиеся полтора месяца. Успокоиться и спокойно дождаться возвращения домой советовали и соседки по комнате. Предрекали лишь какие-то новые проблемы.

Так вот, адвоката оставили в Туле. Леонтьева дала Татьяна совет: «Говори правду». На основании материалов, который предоставила адвокат и слов самой осужденной, первый кассационный суд решил, что приговор в отношении Папазян следует отменить.

Текст решения изобилует описанием ляпов судов первой и апелляционной инстанции. Ошибок и нарушений закона, которые стоили свободы Татьяне Папазян. Ознакомиться с решением полностью можно здесь.

- В соответствии со ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и должен быть постановлен лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого в совершении преступления доказана. В связи с этим суду надлежит исходить из того, что обвинительный приговор должен быть постановлен на достоверных доказательствах, когда по делу исследованы все возникшие версии, а имеющиеся противоречия выяснены и оценены, - говорится в документе.

Уголовное дело вернули в Богородицкий районный суд. Новое рассмотрение назначено на 14 февраля – ровно через год после того самого «грабежа».

Татьяна не исключает, что ее снова признают виновной и назначат наказание, не превышающее то, что она уже отбыла. В этом случае, не придется наказывать судей, выделять деньги в связи с правом на реабилитацию. Не придется извиняться. 

Папазян хочет быть полностью оправданной за отсутствием состава преступления и не иметь клеймо «преступницы».