Сегодня стало известно, что на орловской станции «Скорой помощи» еще две сотрудницы заразились коронавирусом COVID-19. Одна из них, девушка-фельдшер Евгения (прим. – имя изменено по желанию собеседника) дала интервью «Орловским новостям», в котором рассказала как узнала о том, что заражена, сколько дней еще проработала, и какую защиту выдают медикам.

- Евгения, когда вы узнали, что заразились коронавирусом?

- До 25 апреля я была в отпуске. И в этот день я первично вышла на работу. И за смену у меня было два приемных больных с пневмонией. И я и отвезла с обычной пневмонией в больницу Семашко. Подозрений на коронавирусную инфекцию по отношению к этим больным у меня не было, потому что один больной был выписан из больницы Семашко с отрицательными ковидными мазками, а вторая женщина жаловалась на температуру и боли в пояснице. Дальше я работала спокойно. В ночь со 2 на 3 мая в свое дежурство я приехала в больницу Семашко и совершенно случайно узнала, что эти больные умерли и лежали с диагнозом именно Covid-пневмония. Пневмония была поставлена им обоим: у дедушки был кашель с влажно мокротой, а у женщины была выявлена только низкая сатурация (насыщение кислорода в крови, - пояснила собеседница), у нее не было ни кашля, да и сама на выезде в легких я ничего не услышала. Утром я сообщила руководству об этом, и меня отправили на карантин.

- Это были единственные больные с коронавирусом, с которыми вы контактировали?

- Сказать толком когда именно я цапанула этот Covid, я тоже не могу, потому что я же все это время работала: то ли это 25-го произошло, то ли 2 мая уже, когда я также возила ковидного больного, но я была в защите. Раньше мы как-то ориентировались на то приезжий больной или нет. А те, с кем я контактировала 25 апреля, не были ни приезжими, ни контактными, находились в самоизоляции, и с их слов, даже в магазин боялись выйти, их родственники клялись и божились, что среди их контактов нет ни приезжих, никого, кто мог бы заразить. И даже у меня не было подозрения, что там может оказаться Covid-пневмония.  

- Как обстоят дела с обеспечением средствами индивидуальной защиты на станции скорой помощи?

- Нам выдают одноразовые костюмы. Лично я не видела, чтобы их стирали, но видела видео, которое выкладывали наши водители. И я сама всегда получала чистый одноразовый костюм, сколько бы раз не ездила - мне не выдавали стиранных костюмов. Но респираторов у нас нет. Хоть и говорят, что они у нас есть, но респираторов у нас нет. У нас есть одноразовые маски, которые выдают 4 штуки на смену. Хотя мы должны менять их через каждые два часа, но нам выдают всего 4 штуки. Когда мы выезжаем на подтвержденный Covid или на подозрение на Covid, одеваем защитный костюм, а вместо респиратора мы одеваем три самодельно сшитые ватно-марлевые повязки, которые сшило нам руководство.

- Вы говорите, что на потенциальные вызовы вы тоже надеваете специальные костюмы. Но как так получилось, что на эти вызовы вы поехали без костюмов?

- Там не было подозрений на коронавирус изначально. Если диспетчеры подозревают, что у человека может быть Covid, они говорят об этом нам, медикам, и мы надеваем костюм. А первое время мы даже на пневмонию ездили без защитных костюмов. В защитных костюмах на пневмонию мы начали ездить уже потом, когда эти случаи начали учащаться. И я попала в тот неблагополучный период, когда в защитных костюмах мы выезжали только на Covid.

- Как так получилось, что вы не знали все это время, что у тех, кого вы возили, подтвердился коронавирус?

- В Роспотребнадзоре мне сказали, что о результатах мазков они сообщают в тот стационар, откуда эти мазки  были присланы. По этим двух бальным мазки были взяты в больнице Семашко, и соответственно Роспотребнадзор сообщил о результатах им. У меня возник вопрос: а как скорая должна узнать о том, что мы возили инфекционных больных? На что мне сказали, что либо из Семашко должны были звонить, либо еще как-то… Все очень запутано, и клубок этот вообще не распутаешь.

- Что показал ваш тест?

- Вообще первый тест у меня брали на станции скорой помощи еще в середине марта, и тогда он был отрицательный. После всей этой ситуации у меня также взяли мазок на коронавирус, и уже первый тест оказался положительным.

- Получается, что несколько дней вы контактировали и с другими сотрудниками в том числе. Их также проверяли на коронавирус?

- Насколько я знаю, со слов девочек, которые звонили мне с работы, проверяли выборочно. Допустим, те девчонки, которые находились со мной в одной комнате, спали на соседних креслах, не у всех взяли эти анализы. Но они сейчас сами ушли на больничный по контакту со мной. И в связи с тем, что на станции два подтвержденных случая Covid, очень многие люди взяли больничные листы. Медсестры, водители, фельдшера – больничных листов масса.

- Как вы себя чувствуете? Какие у вас симптомы?

- Симптомы у меня были еще до того, как я ушла на больничный. Почему я все начала узнавать, какие диагнозы у этих больных: у меня появилась слабость, сонливость, было першение в горле и температура скачучащая: то 37,2, потом нет температуры, через два часа опять поднялась.

- Где вы сейчас находитесь – дома или на карантине в боксе в больнице? Как ваша семья – они сдали тесты? Пришли уже результаты? Как их самочувствие?

- Со 2 мая мы всей бригадой изолировались – водитель, я и медсестра. Я нахожусь дома. Члены семьи также сдавали тесты, но пока результатов нет. И пока наблюдаю слабость только у ребенка. Я не стала дожидаться результатов, и ребенок вместе со мной проходит терапию.   

 

Беседовала Елена Торубарова