С 15 мая для жителей Орловской области начала работать «горячая линия» по сбору жалоб о признаках нарушений организациями санитарно-эпидемиологических правил или ограничений на осуществление отдельных видов деятельности во время пандемии. В народе эту инициативу уже успели прозвать возвращением практики «стукачества». «Орловские новости» пообщались с руководителем департамента по развитию территорий, выступающим координатором всей этой работы, Андреем Карповым, и выяснили как устроена эта работа, и какие в ней есть «подводные камни».

- Как эта горячая линия работает? На нее может позвонить любой, кто увидел работника без маски? Уполномоченные лица сразу же будут выезжать? Выезды будут по всем жалобам?

- Смысл этой горячей линии в том, чтобы собрать все сигналы о нарушениях, какими бы они ни были. В первую очередь, звонят простые граждане. Собираем мы все эти данные не просто так, а чтобы в случае, если факты подтвердятся, незамедлительно принять меры и не допустить распространения коронавирусной инфекции. На момент, когда звонящий сообщает о нарушении, он не может доподлинно знать есть факт нарушения закона или нет. Например, какая-то организация работает, а ему кажется, что она не должна работать. Это может установить только уполномоченный орган с учетом всех обстоятельств. Человек сообщает нам свои предположения, а уже уполномоченный орган это отрабатывает.

- Должен ли человек фиксировать нарушение или достаточно одного звонка?

- Мы с этой ситуацией столкнулись впервые. Весь этот механизм каждый день донастраивается: мы улучшаем свои инструменты воздействия, само общество дозревает. Понятно, что наши ощущения, которые были в первую неделю, когда мы были удивлены и шокированы, что и к нам это тоже пришло, и сейчас – это совершенно разные ощущения. И нужно всегда какое-то время, чтобы вся эта механика была максимально внедрилась. Конечно, какие-то пробелы есть, я вам прямо говорю. Это связано, в том числе, и с нормативной базой, она еще достраивается на федеральном уровне.  Однозначно ответить на вопрос – фотографировать или нет, пока не могу. Но и то, что это бессмысленно, тоже нельзя сказать - явно лишним не будет. Пусть житель сам определяет будет он фотографировать или нет. Да и способов фиксации много – это может быть и аудиозапись, и видео. Проверка будет в любом случае, даже если будет просто сигнал о нарушении по телефону.

- Сколько уже жалоб поступило и по скольким проведены проверки? Сколько и какие вынесены решения?

За два дня работы «горячей линии» - за 15 и 18 мая (по выходным мы не работаем, но и будних дней будет достаточно, я считаю – уточнил собеседник) поступило 35 сообщений. Сразу же в день поступления сообщения передаются в орган местного самоуправления, если они связаны с полномочиями органов спецкомпетенции, то есть региональных органов власти, то они передаются по подведомственности, и каждого мы просим, чтобы меры были приняты в кратчайшие сроки. Какие это меры? Первое – проверено, и в случае, если нарушение подтверждается – безоговорочно приняты те меры, которые предусмотрены законодательством. Далее, если обратившийся оставил какую-то контактную информацию, то его информируют о результатах проверки: подтвердилось или нет, и какие приняты меры. Пока еще по поступившим сигналам не приняты решения, они отрабатываются, повторюсь, мы работаем всего два дня.

- Что именно нарушали?

- Обращения можно разделить на две категории. Во-первых, жители обращают внимание, что в каких-то магазинах, которые имею право работать, преимущественно продовольственные магазины, не всегда сотрудники исполняют масочный режим. А второй момент, есть ряд хозяйствующих субъектов, которые, по мнению жителей, работают незаконно. 

- Рассматриваете ли вы возможность, что конкурирующие субъекты будут друг на друга «строчить» жалобы?

- Ну а что дальше что? Давайте будем разумными людьми. Предположим, что конкурент позвонил. Хозяйствующий субъект, если осуществляет свою деятельность законно, ему ни тепло, ни холодно от этого. Это нагрузка, в первую очередь на нас, и то это даже не нагрузка, потому что на данный момент у нас организован тотальный контроль, тотальный мониторинг. Все, кто имеет право осуществлять эту деятельность, все по городу Орлу включились: это силовики, административные комиссии, уполномоченные органы власти. Какая им разница: пожаловались на эту организацию или нет? Они в любом случае придут и проверят ее, будут делать ровно то, что и так обязаны делать. А организация, если работает законно, да хоть на нее каждый день будут жаловаться – ну, и что? Предприниматель не почувствует никакой разницы. Я проблемы никакой не вижу. Наверное, это работает по принципу «у страха глаза велики». Люди, которые не понимают внутренней механики, как это работает, им и мерещится: «о боже мой, как бы конкуренты чего не затеяли». Да, абсолютно ничего не поменяется. Тот, кто будет ябедничать на своего конкурента, просто будет тратить свое время – звонить, писать электронные письма, а результат будет ноль, потому что если деятельность законна, то предприниматель, на кого пожаловались, ничего не почувствует. Другой вопрос, если был факт нарушения. Тогда это уже наша общая забота – молниеносно пресечь любые нарушения. Это закон и мы его безусловно должны выполнять.

- В народе «горячую линию» уже прозвали возвращением практики «стукачества», орловцев по сути призвали массово стучать друг на друга. Каково ваше отношение к этому?

- Мнения разные. Всегда найдутся недовольные. Я же считаю, что у людей, которые так говорят, искажено представление о том, как устроено наше общество. Мы все же полагаем, что подавляющее большинство нашего общества – это люди с высокой самодисциплиной, высокой степенью разумности и социальности. Если кому-то в силу социального пессимизма везде мерещатся страхи и негатив, это его личное дело. Мы как общество не можем подстраиваться под слабейших. Это тупик, мы не сможем тогда развиваться, мы не сможем с вами жить. У нас серьезная проблема, и все должны проявить максимальную степень разумности и дисциплины, подумать, как эту проблему вместе преодолеть. Да и те же проверки: чем они обусловлены? Вы думаете, что у нас кто-то думает, как какого-то предпринимателя наказать? Уверяю вас, это абсолютно не так. Все должны понимать, если сейчас мы не выполним нормы законодательства и все данные поручения, это приведет к дальнейшим трагедиям, ведь коронавирус связан с повышенной летальностью по сравнению с другими заболеваниями. И всем нам сейчас важно слаженно работать.

- А почему эта работа была организована именно на базе вашего департамента?

- Одно из 28 направлений, которые закреплены за департаментом по развитию территорий, связано с координацией работы административных комиссий. Когда вся эта ситуация с коронавирусом началась, стало понятно, что административные комиссии должны сыграть важную роль в этой истории. И мы здесь выступаем, как и всегда, координирующим органом. Сейчас никто не стоит в стороне, все так или иначе задействованы в борьбе с коронавирусом, а у нас фронт ответственности заключен в том, чтобы все работало как часы.

- Сколько денег в бюджете заложено на организацию «горячей линии»?

Ноль. Никаких денег на организацию «горячей линии» заложено не было. Да и о каких деньгах вообще может идти речь? Я понимаю, что вы никогда не работали в органах власти, но тут не так все устроено. Картинки, которые мы распространили, в свободное от работы время сделали наши же сотрудники, телефоны были подключены с самого первого рабочего дня, звонки принимают опять же наши сотрудники. Соответственно никаких расходов нет и ни одной копейки не было потрачено.  

 

Беседовала Елена Торубарова