Калужанин Валерий Калашников в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса (ЧКПСГ) присутствовал на прошедших 11-13 сентября выборах и рассказал о вещах, с которыми он здесь столкнулся и которые считает грубыми нарушениями избирательного процесса.

Все три дня голосования Калашников работал в составе наблюдателей на участке № 1122, расположенном в 22-й калужской средней школе, что на улице Хрустальной в Калуге.

«…Это почти готовый сценарий для какого-нибудь нового к/ф, вроде фильма «12». Типаж на типаже, вся Богом оставленная Россия, собранная в одном месте. Современный Гоголь. Ну, или на худший случай криминальный сериал», - поделился впечатлениями от этой работы Калашников на своей личной странице в Фейсбуке.

«Самым странным моментом» трехдневного голосования, по мнению наблюдателя, явилось оставление заполненных бюллетеней на ночь.

«Бюллетени запечатываются в т.н. сейф-пакеты, а те кладутся в опечатываемый сейф. Однако конструкция сейф-пакета такова, что до конца не ясно, может он быть незаметно вскрыт или нет, а запечатывание сейфа производилось печатью самих контролируемых», - сообщает Калашников.

О событиях второй ночи голосования, когда бюллетени были в очередной раз запечатаны в сейф-пакет, а наблюдатели разошлись по домам, Калашников рассказал очень подробно.

Ночью он, получив информацию, что в спортзале школы (помещение, выделенное для УИК №1122) горит свет, решил отправиться к месту, где работал днем.   

Публикуем фрагменты его большого рассказа. Полный текст истории Калашникова можно прочитать на его странице в Фейсбуке.

«У школы я был примерно с 1.30 до 2. 30. Стучаться было бесполезно, произвести видеосъемку происходящего в спортзале было невозможно из-за очень большой высоты окон спортзала. Лихорадочно в 2.00 я, не зная куда деваться, нагло (глухая ночь уже) позвонил Юрию Зельникову, но телефон не ответил. Не стал звонить в полицию, потому что подумал, что там сошлются на уже присутствующего в помещении полицейского <…> Подойдя к металлическим дверям запасного выхода, я прислушался к дырке в этой двери: мне надо было точно знать, что это не просто невыключенный свет. В гулком зале раздавались явные звуки идущей работы, но работающие не переговаривались. Школа окружена большим количеством видеокамер – мошенники уже знали, что я кружу вокруг школы. Встав у входа в школу, некоторое время я стоял так, подумав, что буду здесь до утра, не давая им выйти. Но потом понял, что они могут покинуть школу через какой-нибудь другой выход. Наконец, пошёл искать где-нибудь лестницу, чтобы добраться до окон спортзала. Нашёл, очень далеко от школы, но для доставки такой громоздкой лестницы нужен был грузовичок. Было уже где-то 3 ч 30 мин ночи, где взять-то его? Чертыхнувшись, пошёл я домой – и зря. Потому что примерно в это время у школы уже появилась Инна Евсина, рук. регионального отделения ПП «Новые люди». Она звонила в полицию, но (как я и предполагал) ей ответили, что полицейский в школе уже есть. Свет в спортзале потушили при ней, в 3 ч 20 мин. Инна некоторое время ждала выхода наших героев, но потом уехала. Следовательно, разошлись они где-то к 4.00. Вот так. <…>

Утром я сразу подошел к полицейскому и стал расспрашивать его о прошедшей ночи, незаметно включив мобильный на видеозапись и не наводя его на свидетеля. От неожиданности он подтвердил мне ночную работу комиссии, да ещё добавил, что так же они сидели и в первую ночь. Далее, не выключая телефон, я перешел к уже присутствующей в спортзале секретарю комиссии Семёновой Т.В., которая также не отпиралась от ночного сидения, но отказалась сказать, чем они там занимались. Тут сразу скажу про шестой свой косяк: в конце этого дня у меня совсем кончилась зарядка на телефоне и я, в потоке событий забыв про свою запись, положил телефон зарядиться на столе у вахтёра (единственное место, где это можно было сделать). Когда на следующий день я стал искать свою запись в телефоне, то не обнаружил её. Полагаю, что полицейский воспользовался случаем и стёр запись (у меня не поставлен пароль).

Пара забавных моментов в доказательство произошедшего преступления. В какой-то момент председатель комиссии Метлина Л.Н. (нынешний завуч школы) оказалась у стола наблюдателей. В присутствии паренька – студента 1 курса Бауманского, ЧКПСГ от КПРФ, я задал ей вопрос:

- Лариса Николаевна, так скажите нам всё-таки, чем же вы тут занимались ночью аж до 4-х утра?

- А откуда Вы знаете, что это мы? Может, это полицейский здесь был?

- Лариииса Николаааевна! Ему это запрещено, да и он сам нам сказал, что в зале его не было.

- Ну, чем-чем, работали мы. Уточняли цифры.

- Да что Вы? Цифры можно уточнять полчаса, ну час, а до четырёх-то утра?

- Да нас было всего двое: я и Татьяна Ивановна <…> Ну, вот так мы стараемся, трудимся, горим на работе.

Даже слушавший это вместе со мною ЧКСПГ от КПРФ студент Дима прифигел: она и версию правдоподобную не потрудилась придумать».

На ночное сидение комиссии Калашников написал жалобу. Рассматривает мысль о заявлении в прокуратуру. Калужанин уверен, что столкнулся с «ночными подтасовками».

Отметим, что оценки и предположения Валерия Калашникова являются лишь его персональными оценками и предположениями, опубликованными на открытой площадке социальной сети. Особенно весомыми, правда, их делает тот факт, что Калашников все-таки в прошедшем избирательном процессе далеко не случайный прохожий, а непосредственный участник работы избирательной комиссии – в качестве члена с правом совещательного голоса.

Мы уверены, что и другие калужане, работавшие на избирательном участке № 1122, имеют «свой взгляд» на события 11-13 сентября. «Калужские новости» готовы предоставить и им слово.

Официальной реакции на информацию, изложенную Калашниковым, пока не было.